Адвокатская тайна: что это, этика, срок хранения

Статья на тему: “Понятие адвокатской тайны”

Понятие адвокатской тайны

Адвокатская тайна – это один из тех вопросов адвокатской деятельности, который привлекает большое внимание, по поводу, которого усиленно спорят, о котором много писали и пишут. Адвокатская тайна предстает зачастую в виде неразрешимой проблемы, вызывая оживленные диспуты, острые споры. Это один из “вечных” вопросов адвокатской деятельности. Институт адвокатской тайны восходит еще к эпохе Римской империи. Римские юристы предписывали председательствующим в судах, чтобы они не позволяли адвокатам принимать на себя роль свидетелей по делам, где они выступают защитниками.

В наши же дни право каждому лицу на получение квалифицированной юридической помощи гарантирует ст. 48 Конституции Российской Федерации. Осуществление такой помощи налагает на адвоката обязанность по соблюдению адвокатской тайны. Так, в соответствии с пп. 5 п. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 № 63-ФЗ (далее – Федеральный закон) адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи без согласия доверителя.

Статья 8 Федерального закона дает определение адвокатской тайны. Под ней понимаются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Согласно Кодексу профессиональной этики адвоката от 31.01.2003 в перечень сведений, составляющих адвокатскую тайну, входят:

  • сам факт обращения к адвокату (в том числе имена и наименования доверителей);
  • документы и доказательства, которые собраны адвокатом в процессе его подготовки к делу;
  • сведения и документы, полученные адвокатом от доверителей напрямую;
  • информация о доверителе, ставшая известной адвокату в процессе оказания им юридической помощи;
  • содержание правовых советов и рекомендаций, данных доверителю и предназначенных для него;
  • вся информация, содержащаяся в адвокатском производстве;
  • условия заключенного между адвокатом и доверителем соглашения об оказании юридической помощи, включая производимые денежные расчеты между ними;
  • любые другие сведения, которые связаны с оказанием адвокатом юридической помощи.

Хранение адвокатской тайны является обязанностью адвоката и одновременно одним из основополагающих принципов, на которых строится вся адвокатская деятельность. Сохранение адвокатской тайны является одним из главных условий создания доверительных отношений с лицом, обратившимся за юридической помощью, важной гарантией независимости адвоката. Клиент должен быть абсолютно уверен в том, что вопросы, обсуждаемые им с адвокатом, а также предоставленная адвокату информация будут сохранены в тайне, при этом каких-либо специальных требований к адвокату по этому поводу с его стороны не потребуется. Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени.

Адвокаты ни при каких обстоятельствах не вправе разглашать сведения, составляющие адвокатскую тайну, исключение составляют лишь случаи самозащиты. Адвокат вправе без согласия своего доверителя использовать сообщенные ему сведения в случаях рассмотрения гражданского спора между ними или в целях защиты по возбужденному против него дисциплинарному либо уголовному делу.

Адвокат не может занимать по делу позицию вопреки воле своего доверителя, а также делать публичные заявления о доказанности его вины в том случае, если он ее отрицает. Адвокат может разгласить конфиденциальную информацию о своем доверителе также и в том случае, если это необходимо в интересах самого клиента, либо его правопреемников, а получение разрешения на это оказывается объективно невозможным в разумный срок.

Законодательно закрепленной гарантией по сохранению адвокатской тайны является установленный п. 2 ст. 8 Федерального закона запрет вызова и допроса адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Это положение полностью исключает возможность оказания давления на адвоката под угрозой привлечения его к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний (статьи 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Недопустимость разглашения адвокатской тайны гарантирована также предусмотренными п. 3 ст. 8 Федерального закона ограничениями для оперативно-розыскных и следственных органов на производство оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности): такие мероприятия и действия допустимы только на основании судебного решения.

Адвокатская тайна многофункциональна. И одна из ее важнейших функций – гарантировать соблюдение прав личности, в том числе права на защиту.
В любом цивилизованном обществе праву на защиту придается огромное значение. Проблема эффективной реализации этого права – одна из самых актуальных в рамках международного сообщества.

Доверительность отношений с клиентом и наличие оперативных возможностей для оказания ему правовой помощи имеют исключительно тесную взаимосвязь. Именно поэтому требование конфиденциальности является основополагающим требованием к адвокату. Чем больше доверия, тем больший объем информации может быть получен и использован адвокатом в интересах клиента, тем меньше вероятность неосторожного или даже невиновного причинения адвокатом вреда.

Читайте также:
Административный отпуск без сохранения зарплаты: нормативное регулирование

Реализация эффективной квалифицированной юридической помощи возможна только на основе конфиденциальности. Лица, обратившиеся за защитой своих прав, должны быть абсолютно уверены в безопасности их общения с адвокатом, в полной неприкосновенности их прав и интересов в связи с получением такой защиты.

Таким образом, адвокатская тайна представляет собой правовый режим, в рамках которого с целью обеспечения иммунитета доверителя осуществляется запрет на неправомерное получение и использование третьими лицами любой информации, находящейся у адвоката в связи с оказанием правовой помощи доверителю, а также на несанкционированное доверителем нарушение адвокатом конфиденциальности переданных ему сведений.

Тайна адвокатов: о чем молчат юристы

Ст.8 ФЗ № 63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» закреплено, что адвокат должен держать в секрете сведения о доверителе, ставшие ему известными в ходе оказания юридической помощи. Именно данный закон с принятым в его исполнение Кодексом профессиональной этики адвоката закрепляют основные принципы и правила сохранения профессиональной адвокатской тайны; гарантии же и механизмы реализации этих принципов и правил мы можем найти в самых различных законодательных актах, как из сферы уголовного процесса, так и из других отраслей права. Пункт 5 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката содержит открытый перечень сведений и документов, на которые распространяются правила профессиональной адвокатской тайны и которые определяют то, что к этой тайне относится: сведения о доверителе, собранные адвокатом по делу доказательства и документы, содержание данных доверителю правовых советов, условия заключённого соглашения, все адвокатское производство по делу, любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

Тайна адвоката — это гарантия анонимности отношений, возникающих между правоведом и его доверителем, а уверенность в её соблюдении – основа доверия к адвокату.

В целях обеспечения гарантий соблюдения профессиональной адвокатской тайны законодательно определены ограничения в отношении проведения процессуальных действий в отношении адвокатов, а именно:

  1. Адвокатов запрещено допрашивать как свидетелей по обстоятельствам, ставшим им известными в процессе оказания правовых услуг.
  2. Оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия в отношении адвокатов разрешаются только на основании акта правосудия.
  3. Обыск у адвоката (в используемых им помещениях) допускается только при возбуждении уголовного дела в отношении адвоката и на основании судебного решения; исключения составляют случаи, когда в указанных помещениях обнаружены признаки совершения преступления. В ходе обыска и выемки у адвоката запрещается изымать все адвокатские производства, фотографирование и иная фиксация адвокатского производства запрещается.

Может ли адвокат раскрыть адвокатскую тайну, если доверитель не дал на это «добро»?

Этот вопрос считается спорным: с одной стороны, профессиональная этика заставляет адвоката молчать, но с другой стороны, есть ситуации, когда это молчание может привести к тяжким последствиям для других лиц. Адвокат в ходе оказания своих услуг может узнать о готовящемся или длящемся преступлении, но его действия в этой ситуации не регламентированы законом.

Адвокатская тайна действует бессрочно, и распространяется на всех сотрудников адвокатского образования, в том числе стажеров.

Кодекс профессиональной этики допускает разглашение адвокатом тайны без получения согласия доверителя только в случаях гражданско-правового спора с доверителем, а также при защите в рамках возбужденного в отношении адвоката уголовного дела или дисциплинарного производства; в указанных случаях адвокат может предать огласке сведения в том объёме, который посчитает разумно необходимым для обоснования своей позиции. Каждый случай индивидуален, но полагаю, что если у адвоката есть сомнения — нужно обращаться за советом в Палату адвокатов.

Если же вы считаете, что адвокат незаконно нарушил вашу тайну — подайте соответствующую жалобу в Палату адвокатов, где состоит юрист. Если факт нарушения будет установлен, адвокат может быть привлечен к дисциплинарной (вплоть до лишения статуса) и гражданско-правовой ответственности.

Как нарушаются тайны адвокатов?

С сожалением мне приходится констатировать, что сотрудниками правоохранительных органов довольно-таки часто предпринимаются действия, влекущие нарушение адвокатской тайны. Типичный пример — проведение обысков в жилых помещениях и офисах адвокатов, которые сопровождаются изъятием документов и компьютерной техники. Опасность этого состоит в том, что правоохранительные органы могут «случайно» прихватить с собой документы, относящиеся к делам доверителей адвоката. Проблема решается ведением делопроизводства отдельно от бумаг доверителя. Кроме того, вся важнейшая информация должна храниться в зашифрованном формате на компьютере, расположенном в отдельном помещении. Органами адвокатского сообщества (Федеральной палатой адвокатов, Адвокатской палатой г. Москвы и другими адвокатскими палатами) приняты решения, содержащие механизмы и рекомендации по обеспечению сохранности сведений, составляющих адвокатскую тайну: указано на необходимость составления и веления адвокатских производств по каждому из дел, по которому принято поручение, даны рекомендации по оформлению адвокатских производств, утверждены ответственные представители палат по вопросам нарушений адвокатской тайны, при каждом случае нарушений профессиональной тайны адвоката правоохранительными органами по конкретным делам принимаются меры реагирования в рамках имеющихся полномочий, введён в действие «горячий номер» телефона для уведомления палаты о всех случаях проведения обысков у адвокатов и др.

Читайте также:
Незаконная предпринимательская деятельность: наказание по КоАП и УК

Помимо вышеуказанных, адвокатская тайна нарушается и иными способами, в числе которых:

  1. Прослушивание и запись телефонных разговоров, просмотр сообщений, отправленных с помощью электронных средств связи. Такие мероприятия могут применяться, например, если речь идет о преступлении против власти, терроризме, незаконном обороте наркотиков и т.д. Снизить риск вторжения правоохранительных органов в частную жизнь и адвокатскую тайну может использование мессенджеров, ключи от которых отсутствуют у правоохранителей. Еще я рекомендую все особо важные вопросы обсуждать в ходе личной встречи: на ней же можно передавать документы. По собственному опыту могу сказать, что указанные мероприятия применяются достаточно редко, и в целом по не представляющим большой общественной значимости и не резонансным делам доверители могут не беспокоиться о конфиденциальности при описанных обстоятельствах.
  2. Подача адвокатских запросов. Согласно утверждённой Минюстом РФ в декабре 2016 года новой форме адвокатского запроса в нем необходимо указать данные о лице, которому оказывается юридическая помощь, номер уголовного, гражданского или иного дела, то есть сведения, составляющие профессиональную тайну адвоката. Фактически к тайне получают допуск представители органа власти или организации без всякого судебного контроля. Возможно, ситуация изменится, когда Минюст утвердит новую форму запросов, не содержащую такого изъяна.
  3. Получение информации из банка. Большинство финансовых операций между адвокатом и его доверителем проходит в безналичном формате, а это значит, что банкам становится известно о движении денег. В кредитных учреждениях действует банковская тайна, но не исключены ситуации, когда работники банков за вознаграждение передают финансовую информацию третьим лицам. Я считаю, что в данном случае имеет смысл сокрытие назначений денежных переводов, если по каким-то причинам их необходимо сохранить в секрете.

В моей практике нет случаев нарушения адвокатской тайны, поскольку я тщательно слежу за корректным ведением документации и отлично разбираюсь во всех тонкостях законодательства, регламентирующего деятельность адвоката. Также я уделяю особое внимание технической стороне дела, поэтому в своей работе использую самое современное оборудование и программы. Следовательно, если вам важно, чтобы уголовный адвокат уделил особое внимание вопросам конфиденциальности при оказании Вам юридической помощи— обращайтесь ко мне. Я гарантирую не только качественную юридическую помощь, но и полную конфиденциальность, включающую полное закрытие доступа третьим лицам к информации о лице, заключившем соглашении, лице, которому оказывается помощь, сути и содержании юридической помощи, информации о лицах, проходящих по делу, имуществе и иной личной информации подзащитного, всей иной информации, относящейся к делу, по которому будет оказана правовая помощь, а также ставшей известной в связи с оказанием и (или) в ходе оказания правовой помощи по данному делу

Пять правил хранения информации для адвоката

Информация, которую передают юристу, зачастую носит настолько деликатный характер, что ущерб от ее раскрытия невозможно полностью нивелировать ни материальной компенсацией, ни включением юридических барьеров, ограничивающих ее использование.

Еще десять лет назад основу адвокатской тайны составляли документы на бумажном носителе и локально хранящиеся электронные документы, а наиболее простым и надежным способом сохранения конфиденциальности было использование сейфа для документов с обозначением, что в нем содержатся документы, составляющие адвокатскую тайну.

В течение последнего десятилетия формат работы юристов с информацией стремительно менялся. Сегодня адвокаты и другие юристы активно используют облачные технологии, сервисы совместной работы, мессенджеры, практически полностью отказавшись от флешек и тем более от бумаги. Даже оригиналы документов все чаще цифровые и подписываются электронными подписями.

Злоумышленники тоже не стояли все это время на месте и активно изучали возможности получения несанкционированного доступа к цифровым данным. Поэтому юристам нужны дополнительные меры защиты, которые позволят сберечь секреты доверителей. Ниже приведены 5 основных рекомендаций по обеспечению «цифровой адвокатской тайны», которые были сформулированы при поддержке компании CSI Group, специализирующейся на цифровой безопасности.

Рекомендация № 1: оцифровывайте бумажные документы, их легче защитить

Документы на бумажных носителях имеют свойство теряться, портиться, попадать в руки неавторизованных лиц, а кроме того, с ними часто неудобно работать и ими крайне неудобно делиться с другими пользователями. Поэтому рекомендуется все бумажные документы оцифровывать, для чего можно использовать обычный смартфон, который есть у каждого юриста.

Если бумажный документ вовсе не нужен, то лучше его уничтожить после оцифровки. Необходимые оригиналы лучше передать на хранение в надежное место, например, в коммерческий архив или банковскую ячейку.

Цифровые документы можно и нужно защищать средствами шифрования.

Рекомендация № 2: шифруйте все документы, составляющие адвокатскую тайну

Шифрование документов позволяет скрыть их содержание от злоумышленников, даже если те физически получат доступ к вашим данным. Для расшифровки информации неавторизованному пользователю потребуется знать, каким способом зашифрован документ, и подобрать специальный код, что практически невозможно. Несмотря на кажущуюся сложность, шифровать документы так же просто, как, например, работать в текстовом редакторе. Самые доступные средства:

  • Для данных, локально размещенных на компьютере, можно использовать встроенные в операционную системы средства криптозащиты: для MS Windows это Bitlocker; для MacOS — FileVault. Также возможно использование сторонних программных продуктов для полнодискового шифрования, например решение от Kasperskiy.
  • Внешние носители информации (например, флешки) рекомендуется защищать стойким шифрованием с помощью криптоконтейнеров (программа упаковывает ваши файлы в цифровой контейнер, для открытия которого файлы потребуется расшифровать) или встроенного на внешнем носителе информации программного обеспечения (так, например, флешки Kingston DataTraveler SE9, Kingston DataTraveler® Vault Privacy имеют уже предустановленную систему шифрования).
  • Смартфоны и другие мобильные устройства — в их настройках есть функция шифрования содержимого памяти устройства, ее рекомендуется активировать. В этом случае, не зная пароля доступа к устройству, без расшифровки данных получить к ним доступ злоумышленнику будет очень сложно, если не невозможно.
  • В облачных хранилищах рекомендуется хранение информации в зашифрованном виде (с помощью сторонних приложений) или в виде криптокотнейнеров.
Читайте также:
Можно ли работать сутки через сутки по закону — сколько смен в месяц

Если по какой-то причине вы не можете использовать специальное программное обеспечения для криптографической защиты, то в качестве компромисса можно архивировать данные с помощью популярных архиваторов rar или zip, устанавливая пароль доступа к архиву длиной не менее 16 символов.

Рекомендация № 3: соблюдайте цифровую гигиену при удаленном общении

Прежде всего, для переписки, аудио- и видеозвонков рекомендуется использовать мессенджеры с системой сквозного шифрования. К таким относятся телеграм (секретные чаты), Signal и Wickr. Также очень важно использовать двухфакторную авторизацию — лучше всего пароль, что предотвратит доступ к вашим коммуникациям в случае хищения сим-карты или мобильного устройства.

Кроме того, важно использовать функцию автоматического удаления переписки по истечении определенного времени: чем более конфиденциальная информация, тем короче должен быть промежуток времени. В этом случае ни хищение мобильного, ни несанкционированный доступ злоумышленников не приведут к утечке конфиденциальной информации.

Что касается электронной почты, то она по-прежнему может быть надежным способом коммуникации при соблюдении базовых правил гигиены (не открывать подозрительные письма, а тем более прикрепленные к ним файлы; внимательно следить за информацией об отправителе и содержании писем: письма от службы поддержки могут оказаться письмами от хакеров). Также не стоит пользоваться для пересылки конфиденциальной информации заведомо уязвимыми для хакерских атак сервисами, лучше использовать известные надежностью сервисы или корпоративную почту, настроенную вашей службой IT-поддержки.

Рекомендация № 4: храните документы в безопасном «облаке»

Документы и удобнее, и надежнее хранить не на вашем персональном компьютере, а в облачном хранилище. «Облако» лучше локального хранения по ряду причин: физически «облако» находится в неизвестном злоумышленникам месте, соответственно, его сложно найти и физически уничтожить или получить к нему несанкционированный доступ. А чтобы получить данные удаленно, злоумышленнику нужно знать пароли и коды для расшифровки информации. Это гораздо сложнее, чем пробраться в офис, вскрыть его и достать компьютер, содержащий необходимые данные.

При этом вся конфиденциальная информация должна пересылаться в виде ссылок на внешние облачные хранилища информации. Ссылки и пароли для доступа рекомендуется передавать по разным каналам связи, например, саму ссылку на документы — по электронной почте, а пароль доступа — в мессенджере.

Рекомендация № 5: используйте надежные и разные пароли

Как бы банально это ни прозвучало, главная уязвимость лежит не в зоне аппаратных или программных средств защиты информации, а в человеческом факторе. Так, использование простого (например, 12345678) или одного и того же пароля для доступа к рабочей электронной почте, социальным сетям, персональному компьютеру и в других местах приводит к тому, что рано или поздно он становится доступен злоумышленникам.

Если ваш пароль стал доступен недобросовестным лицам, то другие способы обеспечения конфиденциальности могут оказаться неэффективны, поэтому важно соблюдать несколько простых правил, связанных с паролями доступа:

  • каждое мобильное устройство, компьютер и сервис (электронная почта, облачное хранилище, мессенджер) должны быть защищены надежным уникальным паролем: более 12 символов, включая специальные символы, цифры, строчные и заглавные буквы;
  • если сервис позволяет использовать двухфакторную аутентификацию, эта функция безопасности должна быть активирована и настроена. Рекомендуется использовать специальные приложения для генерации одноразовых паролей, например Google Authenticator, или использование аппаратных «токенов».
  • Необходимо периодически изменять пароли.
  • Для безопасного хранения паролей можно использовать специальные защищенные менеджеры паролей (приложения для мобильных устройств, например). Фактически вам надо запомнить только один пароль от этой программы, чтобы при утрате оперативно вспомнить пароли от других сервисов и приложений.
Читайте также:
Сокращение ставки в штатном расписании: порядок действий

Конечно, соблюдение этих рекомендаций не даст 100% гарантии защиты, но точно существенно снизит вероятность нарушения тайны. Важно отметить, что при использовании любых средств криптографии, облачных решений и мессенджеров необходимо соблюдать законодательство, в частности, определенные ограничения или запреты.

Что такое адвокатская тайна?

Конфиденциальность сведений, известных адвокату в связи с оказанием юридической помощи, – одна из составляющих конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи.

Что включает в себя адвокатская тайна?

Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Например, профессиональная тайна распространяется на:

  • факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей,
  • все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу,
  • сведения, полученные адвокатом от доверителей,
  • информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи,
  • содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных,
  • все адвокатское производство по делу,
  • условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем,
  • любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

В целях сохранения профессиональной тайны адвокат должен вести делопроизводство отдельно от материалов и документов, принадлежащих доверителю. Материалы, входящие в состав адвокатского производства по делу, а также переписка адвоката с доверителем должны быть ясным и недвусмысленным образом обозначены как принадлежащие адвокату или исходящие от него.

Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на помощников и стажеров адвоката, а также иных сотрудников адвокатских образований, о чем они дают подписку о неразглашении.

Какие гарантии сохранения адвокатской тайны?

Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законами России.

Адвокат не может уступить кому бы то ни было право денежного требования к доверителю по заключенному между ними соглашению без специального согласия на то доверителя.

Когда адвокат освобождается от обязанности хранить тайну?

Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя. Согласие доверителя на прекращение действия адвокатской тайны должно быть выражено в письменной форме в присутствии адвоката в условиях, исключающих воздействие на доверителя со стороны адвоката и третьих лиц.

Без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

Заключение

Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны, поэтому её соблюдение является безусловным приоритетом деятельности адвоката, а срок хранения тайны не ограничен во времени.

Есть ли границы у адвокатской тайны?

ЕСТЬ ЛИ ГРАНИЦЫ У АДВОКАТСКОЙ ТАЙНЫ?

Отсутствие границ не позволяет надлежащим образом охранять и защищать территориальную целостность

Андрей САВИЧ ,
вице-президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга

Об адвокатской тайне уже много написано, а после двух книг «Адвокатская тайна: теория и практика» и «Адвокатская тайна: комментарии к дисциплинарной практике» вице-президента ФПА Ю.С.Пилипенко, казалось бы, дискуссия и вовсе должна была бы быть закончена, но, наверное, все-таки полностью исчерпать эту тему невозможно.

Определенные положения, касающиеся адвокатской тайны, ни у кого не вызывают сомнения, – это своего рода адвокатские аксиомы, которые абсолютно обоснованно помещены в Кодексе профессиональной этики адвоката. В частности, вопросам адвокатской тайны посвящена ст. 6 Кодекса.
Первая аксиома: «Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны….. Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката», вторая: «Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя».

В нашем сообществе существует довольно распространенная и, на мой взгляд, крайняя точка зрения, сторонники которой считают, что адвокатская тайна – это некое абсолютное понятие, всеобщая интеллектуальная и гуманитарная вершина. Это верно только отчасти.

Читайте также:
Сокращенный рабочий день по ТК РФ - по инициативе работодателя, для женщин

Не знаю, как другие, а я представляю себе адвокатскую тайну в виде некой страны, граничащей с другими странами. Она должна быть президентской республикой, президентом которой является клиент, так как это действительно его тайна. Зато премьер-министром, председателем правительства в этой стране является адвокат.

Страну «адвокатская тайна» окружают другие, дружественные и не очень страны. С некоторыми она сотрудничает, а с некоторыми находится в определенном противостоянии; у некоторых из них очень похожее устройство, а другие устроены совсем иначе и совсем иначе управляются.

Эти страны нам тоже очень хорошо знакомы: «врачебная тайна», «тайна усыновления», «тайна переписки», «тайна личной жизни», с которыми соседствуют «тайна исповеди» и «нотариальная тайна», чуть поодаль расположились страны с очень суровым климатом – «военная тайна» и «государственная тайна», где-то затаились хитроватые и корыстные «банковская тайна» и «коммерческая тайна», а вдали расположилась даже страна под названием «партийная тайна».

Наверное, я перечислил не все страны, которые могли бы быть нанесены на карту разнообразных тайн человечества, но и названных достаточно для обоснования вывода о том, что адвокатская тайна не есть нечто уникальное, единственное в своем роде.

Именно поэтому при всем уважении к адвокатской тайне ее нельзя абсолютизировать.

Из перечисления видов тайны, которые выработало человечество, мы можем сделать вывод о том, что адвокатская тайна – это часть цивилизации, но только один из ее институтов. Нельзя рассматривать адвокатскую тайну в отрыве как от других тайн, так и от других адвокатских институтов, таких как, например, адвокатский иммунитет, принцип независимости адвоката, принцип законности в деятельности адвоката, корпоративность.

В силу этого я не являюсь приверженцем уже приводившейся крайней точки зрения, сторонники которой утверждают безграничность, абсолютность понятия адвокатской тайны, – более того, я считаю такую позицию крайне вредной для адвокатуры.

Крайне вредная позиция

Если исходить из того, что понятие «адвокатская тайна» является абсолютным, мы не можем четко установить границы нашей страны. Не имея границ, мы лишены возможности их надлежащим образом охранять и защищать, что ведет к возникновению неопределенности, частым попыткам внешних вторжений, а соответственно, к возможному нарушению нашей территориальной целостности.

Сторонники концепции безграничности адвокатской тайны иногда доводят ситуацию до абсурда.

Например, ссылаясь на определение сведений, относящихся к адвокатской тайне, закрепленное в п. 5 ст. 6 КПЭА, они отказываются предоставлять налоговым органам копии заключенных ими договоров на юридическое обслуживание, сообщать наименования или фамилии своих доверителей, указывать размер полученного за оказание юридической помощи вознаграждения.

Формально для такого поведения, казалось бы, есть основания, так как действительно п. 5 ст. 6 КПЭА относит к понятию адвокатской тайны «факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей» и «условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем».

Но я все-таки назвал бы эти формулировки КПЭА не вполне удачными и, возможно, даже подлежащими корректировке. В какой-то части они входят в противоречие с нашей остальной правовой системой, а по некоторым оценкам, и со здравым смыслом.

Ведь адвокатская тайна – важнейший институт гражданского общества – не должна превращаться в инструмент, при помощи которого некоторые наши не вполне добросовестные коллеги могли бы уклоняться от уплаты налогов и препятствовать налоговым органам в осуществлении их законной деятельности.

Почему все остальные налогоплательщики должны сообщать налоговым органам фамилии клиентов и полученные ими суммы, а вот адвокаты, сами приняв свой Кодекс профессиональной этики, решили себя освободить от такой обязанности, фактически отменив в этой части Налоговый кодекс РФ? Тогда надо предоставить такое же право не допускать налоговиков к своей документации врачам с их врачебной тайной, работникам почты с их тайной переписки и т.д.

Я знаю нескольких петербургских адвокатов, которые с разной степенью успешности ведут по этому поводу многолетнюю и, надо признать, не всегда безупречную борьбу с налоговыми органами. Но как должен налоговый инспектор установить правильность исчисления налогов, если он не имеет возможности узнать, сколько и от кого адвокат получил за оказанные им услуги?

В других странах – хотя они не меньше нас привержены защите адвокатской тайны – не существует положения о том, что налоговым органам не надлежит знать, сколько и от кого получил денег адвокат.
Да и сложно понять: почему надо относить к адвокатской тайне и защищать в этом качестве факт обращения к адвокату, если через несколько дней адвокат появляется в суде в качестве защитника или доверителя своего клиента, предъявляя ордер?

Читайте также:
Необычные профессии мира: сравнение, средняя зарплата

Очень опасно такое расширительное закрепление важнейшего для нас понятия адвокатской тайны в Кодексе профессиональной этики адвоката – обязательном (без каких бы то ни было исключений) для лиц, имеющих статус адвоката, но все же локальном нормативном акте.

Как создать всеобщие нормы?

Хотя Всероссийский съезд адвокатов действительно уполномочен законом принимать такой акт, но ответить однозначно на вопрос о соотношении юридической силы Кодекса и федерального закона совсем непросто – тут могут быть различные точки зрения.

И вряд ли можно утверждать, что норма, принятая Всероссийским съездом адвокатов, по своей юридической силе выше, чем, например, нормы Налогового кодекса.

Соответственно, адвокатура как институт крайне заинтересована в ясном, четком определении понятия «адвокатская тайна», чтобы при оспаривании каких-то не вполне бесспорных положений государство, столкнувшись с некоторыми нашими «умниками», не взялось урегулировать по своему усмотрению положения, составляющие сущность института адвокатской тайны. Ведь при этом могут быть затронуты основы данного института.

И дать такое определение надо сначала в рамках адвокатского сообщества, а уже затем продублировать выработанные сообществом положения на законодательном уровне. Когда государство фиксирует на законодательном уровне выработанные профессиональной корпорацией этические нормы, такое «вторжение» в адвокатское самоуправление я не только допускаю, но и приветствую.

Необходимость законодательного закрепления понятия «адвокатская тайна» продиктована тем, что это приведет к преобразованию норм, обязательных только для членов адвокатского сообщества, во всеобщие нормы государственно-правовой силы, обязательные для всех: для судов, для следствия, для прокуратуры, для органов исполнительной власти. Только четкое законодательное урегулирование, дублирование в нормах закона основных положений Кодекса профессиональной этики адвоката позволит нам получить эффективную защиту наших прав.

А те, кто абсолютизируют понятие адвокатской тайны и одновременно тем самым размывают его, безусловно, делают невозможным решение этой, на мой взгляд, очень важной для адвокатского сообщества и для каждого адвоката задачи.

Какие нужно установить границы

Отвечая на вопрос о возможных для адвоката случаях отступления от обязанности хранить адвокатскую тайну, я хотел бы обратиться к нашей Конституции, которая в ст. 2 провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью».

Если исходить из того, что и для адвоката нормы Конституции имеет высшую юридическую силу (а иное предположить невозможно), то нам значительно легче будет ответить на вопрос, что должен делать адвокат, если он достоверно знает о совершении его клиентом тяжкого преступления в прошлом или о подготовке такого преступления в будущем.

Без сомнения, в отношении сообщенной клиентом информации о том, что уже случилось (даже о самом тяжком преступлении, если оно уже совершено) адвокат обязан соблюдать тайну, так как человеком, чьи права и свободы в этом случае подлежат защите, является, конечно, клиент. Защите подлежит его право на получение квалифицированной юридической помощи, также гарантированное Конституцией.
А вот о готовящемся тяжком преступлении, угрожающем человеческой жизни, адвокат не только может, но и обязан сообщить в правоохранительные органы: в этом случае приоритетным предметом охраны должны быть признаны те люди, на права и свободы которых планируется преступное посягательство.

И вот именно здесь я установил бы границу страны «адвокатская тайна», именно здесь я вспомнил бы о том, что адвокат не слуга своего клиента, и тем более не его сообщник. Я вспомнил бы и о правиле, установленном ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката: «Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом».

И это вовсе не противоречит обязанности адвоката хранить тайну в отношении полученной от клиента информации. Вернее, противоречие имеется, но оно должно быть разрешено именно таким образом, и, возможно, это также могло бы быть отражено в дополнениях в Кодекс профессиональной этики адвоката.

Как мы знаем, «смежным» с адвокатской тайной механизмом, обеспечивающим ее соблюдение, является адвокатский иммунитет – невозможность допрашивать адвоката по обстоятельствам, ставшим ему известными при осуществлении адвокатской деятельности.

Адвокатский иммунитет должен охранять от ответственности за недонесение о произошедшем преступлении, о совершении которого рассказал клиент, потому что получение такого рода информации представляет собой часть работы адвоката. Но он не должен охранять адвоката от ответственности за недонесение в случае, если клиент сообщил ему информацию о подготовке тяжкого преступления.

Этот вопрос должен быть решен и в Кодексе профессиональной этики адвоката, и на законодательном уровне таким образом, чтобы и для клиента, и для адвоката были четко определены границы адвокатской тайны. В этом случае клиент должен знать, что он может доверить адвокату, а что может быть истолковано как попытка вовлечения адвоката в преступную деятельность.

Читайте также:
Акт о нарушении трудовой дисциплины: образец

Как мы знаем, иногда адвокату необходимо быть очень осторожным во взаимоотношениях с клиентами, чтобы не переходить ту грань, за которой предоставление юридической помощи оказывается связанным с вовлечением его в не всегда правомерную деятельность клиентов.

И здесь я хотел бы поставить вопрос даже несколько шире, чем редакция, потому что при определенных условиях адвокат может быть вовлечен в совершение не только уголовного, но и гражданско-правового деликта, а это отдельный вопрос сохранения адвокатской тайны.

Другое дело, что необходимо определить, какая степень тяжести подготавливаемого преступления освобождает адвоката от обязанности хранить тайну. Например, если адвокату стало известно о подготовке малозначительного преступления, то следует подумать о том, каковы должны быть его действия, чьи права и свободы должны быть защищены в приоритетном порядке в случае возникновения коллизии.

Я хотел бы обозначить и еще одну границу понятия «адвокатская тайна». Это обыкновенный здравый смысл. Известная позиция, состоящая в том, что свобода одного человека кончается там, где начинается свобода другого, очень уместна и применительно к понятию адвокатской тайны.

Адвокатское сообщество должно дополнительно разработать также те вопросы, которые находятся на стыке адвокатской тайны и тайны следствия, адвокатской тайны и врачебной тайны и т.п.

Адвокатская тайна – это тайна клиента

На третий вопрос: «Если разглашение информации допустимо, то кто должен принимать решение о ее разглашении – адвокат, президент палаты, руководитель адвокатского образования или еще кто-либо?» – ответить легче всего, потому что Кодекс профессиональной этики адвоката, по-моему, очень правильно и ясно этот вопрос урегулировал.

Адвокатская тайна – это тайна клиента. Раскрыть ее адвокат, как указано в п. 4 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, вправе «для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу», а также в случае, который я описал выше.

На всех остальных – стажерах, помощниках адвоката, сотрудниках адвокатского образования, членах Совета и даже президенте адвокатской палаты субъекта Федерации лежит только обязанность неразглашения сведений, составляющих адвокатскую тайну. Это точно не их тайна. Можно утверждать, что обязанность этих лиц хранить тайну является производной от обязанности конкретного адвоката хранить тайну. Конечно, за исключением случая получения ими сведений о предполагаемом совершении тяжкого преступления.

***
Полагаю, что некоторые высказанные мною мысли могут показаться спорными, например мысль о необходимости уточнить отдельные формулировки Кодекса профессиональной этики адвоката, о необходимости дублировать в законе основные этические нормы, вырабатываемые адвокатским сообществом, о юридической силе Кодекса, о неабсолютности понятия адвокатской тайны, о том, где проходит граница адвокатской тайны, о необходимости дополнительной разработки вопросов, находящихся на стыке адвокатской тайны и тайны следствия, адвокатской тайны и врачебной тайны, об обязанности сохранения адвокатской тайны при совершении или подготовке совершения гражданско-правового деликта. Но наверное, смысл дискуссии и состоит в возможности изложения и обсуждения различных, иногда и спорных точек зрения.

Адвокатская тайна

Оказавшись в трудной жизненной ситуации, граждане зачастую не обращаются за юридической помощью к адвокату в связи с нежеланием сообщать ему сведения о себе и своей личной жизни, опасаясь огласки этих сведений, и ничего не зная об адвокатской тайне. Между тем, приглашая адвоката для защиты чьих-либо прав и интересов, необходимо иметь в виду, что соблюдение адвокатом адвокатской тайны является важнейшим принципом адвокатской деятельности.

Адвокатская деятельность связана с таким понятием, как адвокатская тайна. Наверное, нельзя не согласится с тем, что, оказавшись в трудной жизненной ситуации, граждане зачастую не обращаются за юридической помощью к адвокату в связи с нежеланием сообщать ему сведения о себе и своей личной жизни, опасаясь огласки этих сведений, и ничего не зная об адвокатской тайне. Между тем, приглашая адвоката для защиты чьих-либо прав и интересов, необходимо иметь в виду, что соблюдение адвокатом адвокатской тайны является важнейшим принципом адвокатской деятельности.

К сожалению, категорически утверждать, что случаи, когда сообщенная доверителем адвокату информация по вине последнего становится известной третьим лицам, совершенно исключены в адвокатской деятельности, нельзя.

Вместе с тем, обдумывая свое решение об обращении к адвокату или уже остановив свой выбор на том или ином адвокате, Вы должны иметь в виду следующее.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам.

Это значит, что в своей деятельности адвокат не зависит ни от государства, в лице его органов власти, ни от каких-бы то ни было должностных лиц, а руководствуется лишь интересами своего клиента. При этом адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Читайте также:
Образец положения об адаптации персонала

Кроме того, статья 18 вышеуказанного Закона предусматривает, что вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются.

Истребование от адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается.

Согласно статьи 8 указанного Закона любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, являются адвокатской тайной. В соответствии с частью 5 статьи 6 Кодекса профессиональной этики адвоката правила сохранения профессиональной тайны распространяются на следующие сведения, ставшие известные адвокату:

  • факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;
  • все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;
  • сведения, полученные адвокатом от доверителей;
  • информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;
  • содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;
  • все адвокатское производство по делу;
  • условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;
  • любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

В случае если вами будет установлен факт разглашения адвокатом сведений, относящихся к адвокатской тайне, вы можете обратиться с жалобой на действия адвоката в Квалификационную комиссию, которая имеется при Адвокатской палате субъекта Российской Федерации, в которой изложить свои претензии к адвокату.

Если доводы, изложенные в вашей жалобе подтвердятся, на адвоката будет наложено дисциплинарное взыскание вплоть до прекращения статуса в связи с совершением поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры.

Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации – подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.

Европейские стандарты защиты адвокатской тайны

В издании «Адвокатская практика» вышла статья адвоката Коллегии Юлии Бадыло «Европейские стандарты защиты адвокатской тайны».
В статье Юлия рассматривает подходы Европейского суда по правам человека к обеспечению и защите адвокатской тайны, как одной из самых важных гарантий адвокатской деятельности. Юлия уделяет внимание четырем проблемам:

  • скрытое наблюдение за адвокатом
  • прослушивание телефонных и личных переговоров адвоката с доверителем
  • перлюстрация переписки адвоката и подзащитного
  • обыски в помещении адвоката

Вмешательство в адвокатскую деятельность как самостоятельное нарушение Конвенции

Адвокатура и адвокатская деятельность часто становятся предметом исследования Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ или Суд), стремящегося посредством своих решений и позиций выработать наиболее унифицированный подход всех государств-участников к обеспечению справедливого судебного разбирательства. Вопросы адвокатской деятельности в этом смысле имеют важное значение, так как на адвокатуру возложена публичная функция по защите прав человека.

Вместе с тем, ЕСПЧ часто оценивает эпизоды вмешательства в адвокатскую деятельность как самостоятельное нарушение Конвенции, вне зависимости от того, насколько оно повлияло на права подзащитного. Например, в деле «Доменикини против Италии» ЕСПЧ установил нарушение пп. b п. 3 ст. 6 Конвенции в связи со вскрытием переписки обвиняемого с адвокатом, отметив, что нарушение произошло даже при том, что результат процесса был предсказуем.

Европейская система защиты прав и свобод личности построена по принципу субсидиарности международно-правовых гарантий, это означает, что основу правозащитного механизма составляют нормы внутреннего права. Европейское же право ввиду этого образует уже дополнительный уровень гарантий, по которому и выверяется справедливость национального законодательства.

На наш взгляд, системообразующими являются позиции ЕСПЧ относительно защиты адвокатской тайны.
Институт юридической помощи состоит из целого набора прав доверителя и его адвоката. Все эти правомочия адвокат должен осуществлять свободно, без неоправданного вмешательства со стороны государства, с уважением адвокатской тайны. Именно поэтому Конвенция требует не просто предоставления обвиняемому адвоката, но и обеспечения ему эффективной правовой помощи.

Вмешательство в адвокатскую тайну можно рассматривать с двух позиций

Во-первых, такое вмешательство может лишить обвиняемого права на справедливое судебное разбирательство.

Во-вторых, те же самые ограничения могут рассматриваться как вторжение в права адвоката и подзащитного, предусмотренные ст. 8 Конвенции – право на уважение частной жизни, тайну переписки и телефонных переговоров.

Примеры нарушения адвокатской тайны

Случаи перлюстрации переписки адвоката с доверителем, прослушивания телефона адвоката и скрытого наблюдения за адвокатом затрагивались Европейским судом по правам человека при рассмотрении ряда дел.

В практике ЕСПЧ встречаются дела, в которых само государство признается в том, что сотрудники тюрьмы или правоохранительных органов либо открыто, либо с использованием секретных устройств прослушивали разговоры адвоката с доверителем. Стоит отметить, что адвокату доказать прослушивание в следственных изоляторах или тюрьмах, как правило, невозможно.

Читайте также:
Можно ли отказаться от командировки – ТК РФ

В деле «Кастравец против Молдавии» адвокат мог встречаться со своим подзащитным в помещении, разделенном стеклянной перегородкой. Адвокат подозревал, что в конструкции такой перегородки спрятаны прослушивающие устройства. ЕСПЧ изучил фотографии, присланные адвокатом, и обратил внимание на не совсем привычную конструкцию перегородки, однако с уверенностью не стал утверждать, что это свидетельствует о наличии в ней секретных устройств. ЕСПЧ решил, что подозрения о том, что разговоры в комнате можно слышать, сами по себе мешали заявителю и его адвокату общаться свободно. В этом случае хватило обоснованного подозрения, чтобы констатировать нарушение Конвенции.

Классическим делом ЕСПЧ, касающимся ограничения конфиденциальности встреч адвоката с подзащитным, можно назвать дело «С. против Швейцарии» . В течение первых месяцев после задержания встречи подзащитного с адвокатом проходили под наблюдением полицейских, которые могли слышать все разговоры. Прокуратура ссылалась на то, что обвиняемый через своего адвоката может вступить в сговор с другими обвиняемыми, более того, обвиняемый отказывался давать показания, что повышает риск сговора с целью выработать единую линию защиты. Суд, в свою очередь, отметил, что риск сговора должен быт подтвержден фактами, а сам адвокат не был обвинен в нарушениях закона или профессиональной этики (презумпция добросовестности адвоката).

Выработка общей позиции по делу является естественным приемом адвокатской тактики, в котором отсутствует противозаконность. Если адвокат не может совещаться со своим клиентом и получать от него конфиденциальные инструкции, его помощь теряет значительную часть полезности, в то время как Конвенция предназначена для того, чтобы адекватно гарантировать права.

При рассмотрении дела «Прутеану против Румынии» рассматривался вопрос о прослушивании телефонных разговоров адвоката. Суд указал, что прослушивание телефонных переговоров адвоката и его доверителя влечет нарушение адвокатской тайны, составляющей основу их доверительных отношений. В то же время при рассмотрении дел «Класс и другие против Германии» , «Версини-Кампинки и Краснянски против Франции» нарушения ст. 8 Конвенции не было установлено, и вмешательство в адвокатскую тайну в указанных делах было соразмерным предотвращению нарушения закона, и может рассматриваться как необходимое в демократическом обществе.

Гарантии защиты адвокатской тайны от вмешательства со стороны государства

В деле «Дудченко против Российской Федерации» ЕСПЧ указал на гарантии, которые должны защищать адвокатскую тайну от вмешательства со стороны государства:

  • закон должен содержать определение предмета адвокатской тайны и указать, каким образом и кем должно проводиться различие между сведениями, составляющими адвокатскую тайну и не составляющими ее. Поскольку доверительные отношения между адвокатом и его подзащитными относятся к особо охраняемой сфере, которая напрямую касается права на защиту, недопустимо, чтобы эта задача возлагалась на правоохранительные органы без надзора со стороны суда;
  • законодательство должно с достаточной ясностью установить процедуру передачи правоохранительным органам данных, относящихся к адвокатской тайне, которые были получены в результате скрытого наблюдения; оснований, при которых они могут быть использованы в ходе уголовного разбирательства и процедуру последующего уничтожения таких материалов, чтобы они не были раскрыты в других делах.

С сожалением приходится отметить, что наше законодательство не предусматривает каких-либо гарантий против превышения полномочий властью в случаях, когда адвокатская тайна была раскрыта с помощью мер скрытого наблюдения, и поэтому не может соответствовать требованию «качества закона».
Помимо устных консультаций и очного общения между адвокатом и доверителем, часто возникает необходимость в передаче в местах содержания под стражей или отбывания наказания письменной корреспонденции (ходатайства, жалобы, согласование позиции и т.д.). В деле «Ходорковский против России» ЕСПЧ отметил, что переписка между адвокатом и доверителем по определению является «привилегированным материалом». Привилегированность, в свою очередь, создает презумпцию того, что подобный материал должен оставаться конфиденциальным. Более того, к категории «переписка», согласно российскому законодательству, не могут относиться записи о задачах защиты, сделанные в ходе встречи адвоката с доверителем.

Злоупотребление правилом конфиденциальности:

Некоторые исключения из общего принципа возможны, только если у властей есть веские основания полагать, что имеет место злоупотребление правилом конфиденциальности. В деле «Кэмпбелл против Соединенного Королевства» ЕСПЧ подчеркнул, что переписка заключенного с адвокатом не может быть подвергнута обычной проверке. Данная корреспонденция может быть вскрыта при соблюдении следующих условий:

  • если тюремная администрация имеет разумные основания полагать, что она содержит незаконное вложение
  • письмо может быть вскрыто только в присутствии его автора, и не может быть прочитано
  • прочесть письмо можно только в исключительных случаях – если у администрации есть обоснованное подозрение в том, что адвокат злоупотребил своей привилегией на адвокатскую тайну, и что такая переписка ставит под угрозу безопасность в тюрьме или по иным причинам имеет криминальный характер.

Значение имеют характер и общественная опасность преступления, инкриминируемого подзащитному. Например, в деле «Крехер и Меллер против Швейцарии» ЕСПЧ отметил, что обвиняемые не были «крайне опасными [преступниками], чьи методы и признаки совпадают с террористическими». Заявители обвинялись в ненасильственных экономических преступлениях и не были судимы. Отсутствовали определенные факты, свидетельствующие, что адвокаты заявителей могли злоупотреблять профессиональной привилегией. Европейский Суд подчеркивает, что обжалуемые меры не были ограничены первыми днями или неделями после задержания заявителей, когда угроза вмешательства в доказательства, сговора или продолжения преступной деятельности была более доказуемой, но продолжались в течение более двух лет. При таких обстоятельствах Европейский Суд заключает, что правило о подверженности цензуре рабочих документов защиты, черновиков, заметок и так далее и возможности их изъятия, если они не проверены тюремной администрацией заблаговременно, является неоправданным.
В решении по делу «Эрдем против Германии» ЕСПЧ подтвердил, что конфиденциальность переписки между адвокатом и его подзащитным напрямую затрагивает его право на защиту, и исключения из этого могут допускаться лишь в серьезных случаях и должны подкрепляться достаточными гарантиями против злоупотребления со стороны властей.

Читайте также:
Незаконная предпринимательская деятельность: наказание по КоАП и УК

В деле «Моисеев против России» ЕСПЧ указал, что переписка лица, находящегося под стражей, со своим адвокатом всегда является привилегированной; а ознакомление администрации изолятора с документами, которыми обменивались подзащитный и его адвокат, является посягательством на права защиты.

Критерии законности производство обыска у адвоката:

Обыски в помещениях адвокатов по сей день остаются одним из самых острых вопросов, возникающих в сфере защиты профессиональных прав адвокатов. В поле зрения ЕСПЧ указанная проблема давно и не раз находила отклик. Понятие «дом» в свете позиций ЕСПЧ включает в себя не только жилище, но и офис адвоката.

По делу «Смирнов против России» адвокат указывал, что его квартира была подвергнута обыску, и множество документов и его компьютер стали предметом выемки с целью получить доступ к компьютерным файлам клиентов, подозреваемых в организованной преступности, и завладеть доказательствами против них. Суд постановил, что обыск являлся посягательством на адвокатскую тайну и был несоразмерен ни одной законной цели. Указав, что сам адвокат не являлся подозреваемым в каком-либо преступлении, Суд пришел к выводу, что обыск был произведен необоснованно и без соблюдения мер защиты от посягательства на адвокатскую тайну. Также ЕСПЧ отметил, то постановление об обыске у адвоката не должно содержать общие формулировки, так как предоставляют неограниченную свободу в выборе того, что может стать предметом выемки.

В деле «Нимиц против Германии» ЕСПЧ указал на еще один критерий необходимости в проведении обыска у адвоката – тяжесть преступления, в связи с которым адвокат осуществляет защиту. В указанном деле доверитель адвоката обвинялся в оскорбительном поведении и попытках давления на судью, и Суд не посчитал эти деяния как представляющие большую общественную опасность.

В постановлении по делу «Юдицкая и другие против Российской Федерации» ЕСПЧ выделил критерии законности обыска у адвоката:

  • тяжесть преступления, по поводу которого были произведены обыск и изъятие
  • были ли они произведены в соответствии с постановлением судьи или подвергнуты судебной проверке после их проведения
  • было ли постановление вынесено на основании обоснованного подозрения
  • была ли сфера применения постановления ограничена определенными предметами и документами
  • проводился ли обыск в кабинете адвоката в присутствии независимого наблюдателя с целью не допустить изъятия материалов, не относящихся к достижению цели обыска
  • степень возможных последствий для деятельности адвоката и репутации лиц, в отношении которых был произведен обыск

Дополнительно стоит отметить, что присутствие двух понятых явно нельзя считать достаточной гарантией, учитывая, что они не являются профессионалами, обладавшими юридической квалификацией, и, следовательно, не могут определить, какие материалы являются конфиденциальными.

Анализ решений ЕСПЧ позволил выделить требования к процедуре обыска у адвоката:

  1. Процедура санкционирования обыска должна давать гарантии от произвола властей (иными словами, решение должен принимать, например, суд)
  2. Решение об обыске должно достаточно конкретно указывать на предмет поиска
  3. Процедура обыска должна позволять отобрать только нужные следствию предметы и документы
  4. Должны быть очевидные сведения о том, что обыск у адвоката позволит обнаружить существенные доказательства по делу
  5. Преступление, в связи с которым производится обыск у адвоката, должно быть серьезным
  6. Отсутствует альтернативная возможность получения доказательств.

Проблема защиты и гарантии адвокатской тайны остается одной из актуальных в рамках системы защиты профессиональных прав адвоката. Считаем необходимым отметить, что перечень оснований для нарушения либо ограничения действия адвокатской тайны должен быть четко определен в законодательстве, и должны существовать эффективные механизмы рассмотрения жалоб на подобные нарушения.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: